sakstorp (sakstorp) wrote,
sakstorp
sakstorp

Картина пивом

Продолжение рассказа Александра Литиевского о своём одесском детстве.
Тягуче-жаркое, иногда изнуряющее послеполуденное июльское солнце Одессы вызывало желание не высовываться наружу даже у такого непоседы, каким был я.

Тем более что, невзирая на запреты бабушки Кати, я добрался до «Тысячи и одной ночи», и мне, восьмилетнему пацану, было невероятно интересно, что это такое — персии, и почему эта древняя страна упоминается во множественном числе и пишется с маленькой буквы.

Не тут-то было.

Вернулся с работы дед Яша и зарядил меня за пивом, а чтобы я не канючил, что мне не хочется никуда идти, он тонко так намекнул, что денег хватит и на мороженое с семечками.

От такого подарка я не смог отказаться — и схватив алюминиевый бидон из-под молока, побежал за пивом.

Пиво продавали с бочки на Торговой, угол Комсомольской.

Начинали торговать ближе к пяти, чтобы удержать от соблазна рабочих близлежащих предприятий.

Поскольку желающих охладиться этим напитком, вкуса которого я не понимал, было много, то очередь из жаждущих протянулась на метров пятьдесят.

Увидев в очереди соседа со второго этажа, я быстро пристроился к нему, на что тут же услышал пару ленивых реплик:

— Шкет, тебя здесь не стояло.
— Это ж надо, чтоб дитё с младенчества к пьянству приучали.

На что сосед с достоинством оппонировал:

— Не для себя малец старается. Для деда.

Аргумент был железный, и больше никто не возмущался.

В основном за пивом стояли местные, но выделялись вкрапления из приезжих, резко отличавшихся от местной братии не только своим видом, но и манерой поведения.

Мужики нервно оглядывались, не видят ли их жены, что они отлучились не за хлебом в ближайший ларек.

Командовал парадом дядя Вася по кличке Ряха, обозванный так, потому как лицом назвать то, что росло прямо с плеч, было никак нельзя.

На его женственных, но жирных плечах находилось красное, усыпанное бородавками нечто с маленькими глазками, и наверное, поэтому имевшее такое имя, или, как говорил сосед со второго этажа, погоняло.

Что такое погоняло, я узнал гораздо позже, но то, что Вася Ряха любил шугать пацанов, тырящих мелочь, упавшую на асфальт под бочку и закатившуюся туда, откуда Ряха не мог ее достать, полностью соответствовало тому, о чем говорил наш сосед.

Вася отличался жуткой принципиальностью и порядочностью в отношениях продавец-покупатель.

Он всегда отдавал сдачу до копейки, и даже когда загулявший небрежно бросал: «Сдачи не надо», Вася гордо говорил: «И мне не надо!»

Правда, при этом он всем наливал так, что когда пена отстаивалась, оставалось по пол-кружки, но это никого из местных не смущало, потому как Вася еще и кредитовал тех, кто был неплатежеспособен до получки.

В тот июльский вечер, когда я стоял в очереди и томился от невозможного пекла, мужичок явно приезжего вида решил устыдить Ряху и, протягивая ему деньги, с гордым видом попросил, оглядывая окружающих:

— Уважаемый, а не соизволите мне налить полную кружку? Плачу двойную цену.

Очередь очнулась от спячки и с интересом стала смотреть на Ряху.

То, что было на плечах, из красного стало багровым, и мне показалось, что сейчас наступит смертоубийство, как говорила баба Катя.

Он встал с табуретки, содрал с себя черный клеенчатый фартук и заговорил тихо, но так, что его услышали в конце очереди:

— Люди, вы посмотрите на это нахальства... Тысячи интеллигентнейших людей стоят в живой очереди, шоб получить свою долю в эту жару, шоб она, падла, сказилась.

Я, несчастный за свою долю человек, тружуся в поте своего лица и жертвую своим поношенным здоровьем, которого у мине нет, шоб напоить народ, а тут подходють и требуют двойную норму, чем задерживают уважаемую публику.

Нет, вы мине скажите, шо он прав, и я завтра уйду с этой проклятой каторги.

Это же надо быть таким эгоистом, мать твою.


Мужичок, потребовавший налить ему полную кружку, стоял с опущенной головой, как на судебном заседании, а потом махнул рукой и мелкой трусцой бросился бежать.

Очередь же возмущенно заголосила:

— Нет, ну действительно, эти приезжие совсем охамели!
— И чё человеку не хватало? Наверно, идейный.
— Да он малахольный! Пусть едет домой и там требует двойную норму.

Еще час толпа обсуждала непотребный поступок залетного гостя, а я, набрав кринку пива и затоварившись неподалеку семечками с мороженым, побежал домой отдать деду пивка, после чего отправился к пацанам делиться свежей новостью, сделавшей меня хоть на время популярным кентом.
http://imhoclub.lv/ru/material/kartina_pivom
Tags: Одесские рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments