belmondo
  • marss2

белая эммиграция: сочетание образованности и инфантильности

Ровно 100 лет назад, осенью 1920 года, когда Врангель бежал из Крыма, масса «белых» беженцев тогда оказалась не только в Турции или на Балканах, но и в Египте.
И вот в итоге я прочел довольно много личных мемуаров тех «белых», тех кто тогда – ровно 100 лет назад – оказался в Африке.
*
Собственно, что меня удивило в этих очень любопытных мемуарах, притом во всех без исключения?
Какая-то поистине повышенная, странно повышенная инфантильность тех беженцев.
Бежала тогда, напомню, не просто во всех смыслах «белая», а ещё и, как говорили век назад, «чистая» публика.
Т.е. те эмигранты – это люди вполне образованные и вроде бы с широким кругозором для своей эпохи.
Но…
Но смотрим, например, на мемуарные записки генерала Рерберга.
*
Генерал Фёдор Петрович Рерберг (1868—1928) был полностью обрусевшим, православным потомком ревельских немцев. Участник русско-японской и Первой мировой войн – но чисто на тыловых, штабных должностях.
Точно так же и в белой армии он провёл гражданскую войну на тыловых должностях – с 1919 года был начштаба Севастопольской крепости.
Бежал из белого Крыма в ноябре 1920 года на пароходе «Саратов».
*
В проливе Босфор над пароходом реял уже жёлтый флаг – знак наличия заразных больных.
Ну да, пандемии в те годы были пострашнее ковида, потому англичане законопатили пароход от Константинополя аж в египетскую Александрию – как раз пройдёт карантин, пока доплывёт…
*
И вот теперь слово генералу Рербергу, цитирую его:
*
«За время в карантине мы ровно ничего не могли узнать о том, что будет с нами дальше.
Люди, говорившие по-английски, «ходили» к англичанам и, приходя от них, рассказывали нам, что по окончании срока карантина все мы будем перевезены в Каир и его окрестности,
где для нас будут наняты виллы, на которых совсем не будет жарко;
семейным будут предоставлены отдельные домики,
а холостые будут размещены по несколько человек в каждой вилле,
в качестве поваров и прислуги будут наняты арабы…
»
*
Конец цитаты.
*
Чуете уже нравы и вкусы этой «чистой» и во всех смыслах белой публики?
То есть все уверены, что они не какие-то там никому не нужные беженцы,
а «гости британского короля» (это опять же цитата из Рерберга),
которым англичане с какого-то перепугу должны обеспечить тот уровень жизни, к которому они привыкли
даже не до ноября 1920-го, а до как минимум до октября 1917-го…
*
Эта уверенность была так сильна, что среди беженцев начались склоки – кто едет на берег в первой партии с парохода.
Как воспоминал генерал Рерберг: *
«Началась суета, все хотели попасть в первый поезд,
так как боялись, что первая партия расхватает себе лучшие виллы,
а вторая партия должна будет довольствоваться тем, что останется…»

*
Итак, поехали беженцы делить египетские виллы!
Кое-кто даже подрались, как вспоминает Рерберг:
*
«Сергей Яблоновский, наговорив ни в чем не повинному и крайне корректно себя державшему г. Протасьеву кучу дерзостей и угрожая оскорбить его действием, подскочил к нему и пытался здоровой рукой схватить его за борт сюртука.
Сцена была в высшей степени неприличная и достойная пера Максима Горького.
Беженцы держали себя не как интеллигенты, а как подвыпившие мастеровые…»

*
Упомянутый Сергей Яблоновский это по материнской линии потомок старинного княжеского рода Речи Посполитой, род Яблоновских еще при Николае I подтвердили в княжеском достоинстве Российской империи.
В духе нового времени потомок князей Яблоновских накануне октября 1917 года был одним из ведущих журналистов газеты «Русское слово», первой газеты, которая в России тогда перевалила за миллионный тираж.
Газета очень нравилась царю Николаю II, но активно поддержала февральскую революцию…
Но вернёмся в Египет ровно век назад.
Слово генералу Рербергу:
*
«На следующее утро счастливцы и счастливицы, с сундуками и чемоданами, пропускаемые по списку представителями нашими и английскими через карантинные ворота, шли гуськом занимать места в поданном под самый карантин поезде.
Поезд был вполне шикарный, состоял из вагонов первого класса,
что еще раз нас убедило, что мы - «Гости английского короля» и едем на приятную жизнь на виллах, нанятых по приказанию английского короля,
только никто не знал, на какой срок наняты эти виллы…
В пути гостеприимный король угостил нас чаем с печеньем, которые английские солдаты разносили по вагонам.
Мы любовались видами Египта и, пролетая мимо дач и имений богатых людей, старались догадаться, не таковы ли будут дачи, приготовленные для нас гостеприимными хозяевами.
Уже сегодня многие из наших милых дам рассчитывали пить вечером чай на террасе своей виллы…»

*
Однако вскоре наблюдательный генерал заметил, что везут куда-то не туда,
Каир проехали,
а в Синайской пустыне ожидать вилл как-то странно.
Как пишет Рерберг:
Collapse )
я

Стальная рюмка Бессемера



Ровно 160 лет назад, 17 октября 1860 года было зафиксировано одно из величайших изобретений эпохи индустриальной революции. Английский инженер Генри Бессемер получил патент на сталеплавильный конвертер, который позволил многократно ускорить процесс выплавки железа и стали, а также - сделать его гораздо менее трудоемким и более безопасным. Благодаря этому сталь получила широкое распространение в промышленнности, строительстве, транспорте и военном деле.

Collapse )